Тимофей Кухливский — Клуб добряков

История

Пишет мама:
«Тимофей родился здоровым малышом. В полтора года заболел ветрянкой и ротавирусной инфекцией. После карантина мы легли в гастроэнтерологическое отделение с жалобами на боли в животе. Три месяца обследовали и лечили ЖКТ, но боли не прекращались. На мои просьбы о проведении обследования МРТ, говорили, что нет показаний. Лишь когда у сына ослабли кисти ручек, был собран очередной консилиум врачей, решили все-таки сделать МРТ. При обследовании было обнаружено образование в 7,5 см в шейно-грудном отделе спинного мозга (астроцитома).
Состояние сына стало резко ухудшаться, и я решила ехать в Москву. По счастливому случаю мы сразу попали в Институт имени Бурденко. Нас взяли на лечение, но сказали, что все очень плохо, будем спасать только жизнь малыша, больше ничего не обещаем. После операции сын полтора месяца провел в реанимации, не мог самостоятельно дышать. Мы вернулись в Самару, началась другая жизнь: гастростома, трахеостома, сын не двигался совсем. Так мы жили в больнице в Самаре почти три года. Мы были ни на небе, ни на земле. Никуда на реабилитации нас не брали, только отказ, потому что нет потенциала у ребенка.
Откликнулся на наши просьбы о помощи только один реабилитационный центр «Счастье МОЕ». Благодаря им мы ушли от гастростомы и трахеостомы. Тимоша начал самостоятельно кушать, пить, научился говорить, потом стал держать голову, потом спину до лопаток.
После мы были и в других центрах — «Русское поле», «Три сестры», «Первый шаг», в неврологическом отделении больницы Сперанского. Рекомендации врачей — постоянные реабилитации.
Сейчас состояние Тимофея стабильное, он абсолютно адекватный, интеллект сохранен полностью. Он учится в школе, общается со своим друзьями. Сын самостоятельно работает со стилусом — обучается и играет. Сидит у опоры, держит прекрасно голову и спину.
Последний раз на реабилитации мы были в конце сентября-начале октября. Улучшения идут медленно, но с каждым разом сын становится более сильным. Его речь стала чище, он пробует разную пищу. Ухудшений нет, только прогресс. Каждый курс ему укрепляют мышцы, учат держать корпус, пробуют запустить моторику рук, делают упражнения на разработку суставов, чтоб не допускать контрактуры.
Наши ближайшие цели — сохранять мышцы и не допускать контрактур. Будут занятия по ЛФК, бобат, разработка мелких суставов, логопед-дефектолог. И, конечно же, будет общение со сверстниками. К сожалению, у сына очень мало общения — дома мы в вдвоем, общение у сына с детьми только на реабилитациях. Курс Тимофей выдерживает спокойно — он очень любит заниматься.
Так как мы с сыном живем вдвоем, и я постоянно нахожусь с ним, мы живем на пенсию и выплату по уходу. Жилье, что у нас было, я продала, средства давно ушли на лечение сына, поэтому обращаемся к Вам за помощью в оплате реабилитации».

Медицинская выписка

Счет на оплату

Подтверждение платежа