Егор Верёвкин — Клуб добряков

История

Пишет мама:
«Проблемы со здоровьем у Егорки начались с самого рождения. Череда событий не давала шансов на другой исход. Егор появился на свет на 32-33 неделе беременности вследствие падения мамы (я спотыкнулась и упала на живот). Роддом по месту жительства оказался на мойке, в роддоме при ЦРБ соседнего района был ремонт, и по каким-то причинам не оказалось нужного количества лекарства для раскрытия легких новорожденным. Вес при рождении 2200 г, рост 43 см, ОГ 33 см, ОГК 30 см, оценка по Апгар 6-5-7 баллов. В период адаптации состояние тяжелое, РДСН, ДН 2-3 ст., недоношенность, угнетение ЦНС. В первые сутки Егора перевели в перинатальный центр г. Белгород. Во время транспортировки у ребенка случился инсульт. В перинатальном центре находился на ИВЛ в период с 05.06.2011 по 14.06.2011 гг., где были поставлены диагнозы: РДСН тяжелой степени, пневмопатия, интранатальная асфиксия, церебральная ишемия 2 ст., внутренняя гидроцефалия, кистозная дегенерация, неонатальная желтуха. С 11.07.2011 по 24.07.2011 был переведен на 2 этап выхаживания в ГУЗ «ДОКБ» в ОПН г. Белгород. С 25.07.2011 по 17.08.2011 находился на лечении в РДКБ г. Москва в нейрохирургическом отделении. 08.08.2011 — вентрикулоперитонеостомия с интраоперационным мониторированием интравентрикулярного давления для индивидуального подбора шунта.
Далее наблюдались у узких специалистов в ГУЗ «ДОКБ» г. Белгород. В марте 2012 года случилась дисфункция шунта. Что в этот момент происходит — не буду описывать, очень страшно. Москва не смогла принять Егора: в больнице был карантин по кори, а у ребенка не было ни одной прививки. Шунт пришлось менять в г. Белгород. Но и тут все пошло не так. Детский нейрохирург находился в декретном отпуске. Операцию проводили специалисты из «ОКБ» г. Белгород. Через 2 недели повторная дисфункция шунта (05.04.2012 г.). Снова замена. Во время операции в мозг ребенка была занесена инфекция. И дальнейшие 7 месяцев были борьбой за жизнь, был бесконечный переброс из отделения в отделение, из больницы в больницу. Пока лечащий врач из РДКБ не сказал, чтобы мы брали ребенка в охапку и срочно везли его в Москву. 3 месяца со вскрытой черепной коробкой, дренажами, противопоказанием к вертикализации, температурой, так как мозг полностью воспален, капельницы с сильнейшими антибиотиками, противогрибковыми средствами. А еще разлука с близкими. Наконец анализы ликвора позволили поставить новую шунтирующую систему, и 12.11.2012 г. Егору установили шунтирующую систему, которая стоит по сегодняшний день. Это время очень страшно вспоминать.
Все описанные трагические совпадения конечно не прошли бесследно. Череда наркозов и вмешательств дали осложнения на все органы и системы. Большие проблемы были с речью. Окончательно закрепилась она только в 5 лет. До этого, после каждого наркоза, речь пропадала, приходилось все начинать со звуков, слогов, слов, до предложений не доходило, так как был следующий и следующий наркоз.
И, как только позволил врач, начали делать прививки и приступили к восстановлению. Далее последовали несколько лет беспрерывных реабилитаций: г. Москва РЦ «Детство», г. Тольятти реабилитация от сообщества «Дети-ангелы», ОГУ «Реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями» с. Веселая Лопань, МБУЗ «ГДБ» г. Белгород, санаторий «Надежда» г. Старый Оскол, санатория для детей «Елочка» г. Белгород, санаторий «Дубравушка» г. Короча, Центр медицинской реабилитации для детей с заболеваниями нервной системы ДОКБ г. Белгород, Нейроцентр «ИРИС» г. Сочи.
В настоящее время Егор все делает с помощью сопровождающего. Сам не передвигается, не садится (уже близок к тому, чтобы сесть самостоятельно), плохо, но сидит с поддержкой, может самостоятельно левой рукой есть вторые твердые блюда ложкой. При ограниченных физических функциях он достаточно смышленый, общительный ребенок. Обучается по адаптационной программе в 4 классе, знает много стихов, учит английский язык.
Пока Егор был меньше и легче, то и коляска у него была меньше, легче. А без коляски никак не обойтись. Сейчас период пубертата, активный рост. Нельзя упустить момент реабилитаций, чтобы не случилось отката назад наработанных навыков и функций.
У Егора конечно же сейчас есть коляска, которую мы получили согласно ИПРА от СФР по части ФСС. Но она крайне неудобна в использовании: громоздкая, тяжела в разборке и сборке (женщина без помощи мужчины не может сама это сделать), а еще она и в разобранном состоянии с великим трудом помещается в багажное отделение автомобиля, что затрудняет мобильную функцию ребенка, ограничивая его круг общения, возможность получить медицинскую помощь, посещение социальных и спортивных учреждений, торговых площадей. Еще наша коляска постоянно ломается. Супруг уже заменил все, что было заменимо. А следующая коляска теперь положена через 2 года.
Сейчас нам просто необходима новая коляска. Специалистами по подбору ТСР, исходя из Егоркиных параметров и возможностей, была рекомендована коляска Хогги зип. Данный поставщик был рекомендовал лечащим врачом ребенка Резниченко Мариной Игоревной. У организации несколько магазинов, шоу-рум, консультанты по подбору ТСР. Егоркина врач-реабилитолог неоднократно проходила повышение квалификации, участвовала в выставках ТСР, поэтому сомнений в ее рекомендациях не возникает.
Семья полная, состоит из 5 человек. Егор второй ребенок в семье, есть старшая и младшая сестры. Доходы состоят из заработной платы мамы, пенсии ребёнка, пособия по уходу за ним, Единого пособия на 2 детей в размере 50%».

Медицинская выписка

Счет на оплату

Подтверждение платежа