Егор Фокин. Сбор закрыт!

Егор Фокин
Егор Фокин, 4 года, г. Стерлитамак.

Диагноз: ДЦП, синдром спастического тетрапареза, ЗМР, дисплазия тазобедренных суставов.

Требуется реабилитация в ФОЦ "Адели" (г. Пенза)

Cумма к сбору: 296 000 ₽

Пишет мама:
«Егорка мой долгожданный первый и единственный ребенок, жизнерадостный и светлый малыш. Вот только, к горькому сожалению, имеет диагноз ДЦП.
Самочувствие у меня на протяжении всей беременности было прекрасным, и даже мысли о том, что что-то будет не так, не возникало. Меня не мучил токсикоз, все показатели первых УЗИ, анализов, КТГ были в норме, соответствовали срокам. После 26 недели беременности я почувствовала себя нехорошо. Начались отеки (гестоз), пошел резкий набор веса. Я набирала и набирала. Поднялось давление. И я начала замечать, что мой малыш почти не шевелится. Только к вечеру и со страшной силой. Я несколько раз приходила на прием к врачу. Объясняла ей все свои проблемы, на что гинеколог отвечала, что все хорошо. Попьем таблеточки и все наладится. Последнее исследование УЗИ показало гипоксию плода. На приеме уже в открытую смеялись надо мной. Мол, опять жаловаться пришла. Хватит себя накручивать, а то давление поднимется и у самой гипоксия начнется. Наконец-то врач дала мне направление на сохранение. Там уже прокапали магнезию и еще что-то. Обследование не провели и выписали. Каким-то материнским чутьем я понимала, что что-то не в порядке. Я не могла спать по ночам. Как будто мой сын кричал мне оттуда из животика «Мама, мне плохо помоги мне!»
Я не успокоилась, пошла в частную (платную) клинику. Мне провели 3Д УЗИ, сказали, что плод маленький не по срокам. Я снова записалась уже на доплерометрию. Кода врач проводил обследование, я практически сразу поняла, что что-то не так, потому что он очень уж долго и тщательно меня осматривал. Затем я обратила внимание на его лицо. Он очень изменился и позеленел. Эти минуты казались мне вечностью. Затем он наконец-то заговорил. У Вас очень серьезные нарушения. Хроническая гипоксия плода, а дальше я не помню, как в тумане. Я и не разбираюсь в диагнозах, только помню, как он говорил и говорил, это во второй степени, это в третьей степени….Затем добавил, что из всего у меня в порядке только аорта. Если бы Вы пришли завтра, то ребенок бы не выжил! Срочно на стол. Берите направление у своего лечащего врача! Куда она смотрит!
Через три часа мне сделали кесарево сечение. Еще не хотели брать. Опять давление было высокое. Еще бы после таких новостей. На тот момент я думала только об одном. Лишь бы мой ребенок выжил.
Егорка закричал… Непередаваемое ощущение. Спасибо персоналу роддома. Хоть в этот раз мне повезло. Все было грамотно. Егорку очень быстро мне показали. И поместили под аппарат ИВЛ в кувез. Малыш родился свесом 1250 грамм и ростом 36 см.
Наверное, не стоит описывать, что я чувствовала и о чем думала в те самые страшные минуты в моей жизни.
С самого начала появления на этот свет Егору пришлось бороться за свою крохотную жизнь, он активно сражался, цеплялся за право жить на этом свете. И весь «букет» этих сложных заболеваний достался одному маленькому ребенку. Я не могу передать словами всю ту горечь и боль, которая на душе и в сердце в минуты счастья и одновременно ужаса в момент рождения моего ребенка.
А дальше была реанимация. Я благодарю Бога, что мой сын задышал и его на вторые сутки сняли с ИВЛ под кислородную подушку, а на третьи сутки убрали и ее. А еще у Егорки был сосательный рефлекс. И он кушал сам из соски. Затем мы провели еще месяц на донашивании в ОПН. Трудно передать весь тот ужас, перенесенный за это время. Когда все мамочки радуются новорожденному малышу и обнимают его, а ты не можешь взять свое чадо на ручки и не знаешь, выживет ли он. Но Егорочка оказался стойким малышом и быстро (к удивлению всех врачей) шел на поправку. Мы хорошо набирали в весе и ждали одного, когда же мы поедем домой.
После выписки дома, мы уже расслабились и вздохнули спокойно. Сынок был очень беспокойным. Постоянно плакал. Я не помню ни одной ночи, где бы я спала больше 3 часов в сутки. Смутное предчувствие давило, но на тот момент я ничего не знала о ДЦП и ничего не понимала совсем.
Сынок развивался нормально. Где-то месяцев до 6-ти. Он умел держать голову и переворачиваться с живота на спинку и со спинки на животик. И на этом мы остановились. Малыш не сел и не пополз ни к 7-ми месяцем, ни к 8-ми. Я замечала тонус у ребенка в ручках и ножках. Мы наблюдались и посещали невролога регулярно. Делали массаж и уколы. Тонус только усиливался. Егор был как пружинка.
Я быстро поняла, что надо ехать в нашу столицу, что в нашем городке нам не помогут. Направление «выгрызала» у заведующей поликлиники. На что мне отвечали: «Как мы направим здорового ребенка?! Нас за это по головке не погладят!» В Уфе из РДКБ нас направили на госпитализацию в ДЦПиЭ. Там и диагноз установили: органическое поражение ЦНС, спастический тетрапарез средней степени тяжести, поздний восстановительный период. Сходящийся страбизм. После года уже выставили ДЦП. Далее много больниц и реабилитаций.
После каждой поездки у сынишки наблюдается положительная динамика. Возвращаемся домой с новыми навыками и умениями. Я не опускаю руки и активно занимаюсь восстановлением сыночка. Благодаря лечению Егор значительно продвинулся в развитии, окреп, научился стоять и ползать, сделал свои первые, пока неуверенные, но самостоятельные шаги за ручку.
Мальчик очень умный и любознательный. Потенциал восстановления у него большой, при условии систематической и качественной реабилитации. Но работы предстоит еще очень много, и чтобы добиться своей цели, необходимы регулярные занятия. Мне не по силам оплачивать дорогостоящее лечение. Я воспитываю сына одна, его папа умер. Средств на полноценное лечение малыша у меня не хватает, поэтому мы вынуждены обратиться за помощью к добрым людям, отзывчивым, кому небезразлично будущее ребенка.
Сейчас нам 4 года. Егорушка знает цифры до 20-ти. Знает все буквы алфавита, знает фигуры, цвета формы, профессии».

Медицинская выписка

Счет на оплату

Подтверждение оплаты

реквизиты фонда